ещё
свернуть
Все статьи номера
статья 11 из 58
Не прочитано
9
Сентябрь 2016года
ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Пептидные ключи фармацевтики

Вакцина против болезни Альцгеймера, лекарство от алкоголизма, иммунодепрессанты без побочных действий. Это не фантазии писателя-фантаста, а будни российского предприятия. О механизмах действия пептидов и о том, когда фантастические препараты появятся на полках аптек, рассказал ученый Владислав Дейгин.

Владислав ДЕЙГИН,
генеральный директор ООО «Пептос Фарма», д-р биол. наук, профессор. Автор более 200 научных
публикаций и более 80 патентов в 30 странах мира. С 1983 г. занимается разработкой и выпуском
лекарственных препаратов пептидной природы.

— Владислав Исакович, объясните, пожалуйста, как действуют пептиды?

— Пептиды — это «младшие братья» белков. Однако разделение это условно. И те и другие состоят из цепочек аминокислот (или аминокислотных остатков, если уж быть совсем точным). Пептидами называют цепочки от двух до пятидесяти звеньев, а белками — те, что длиннее.

У пептидов избирательность действия выше, чем у аспирина

Аминокислотные цепочки регулируют процессы жизнедеятельности организма. Каждая клетка содержит тысячи видов белков и пептидов, которые то синтезируются, то, выполнив функцию, расщепляются. Я не говорю уже о клеточных рецепторах, каждый из которых заточен под сигнальную молекулу. Например, пептидный гормон инсулин сообщает клетке, что пора впускать в себя глюкозу для переработки ее в энергию.

Образно выражаясь, пептиды — «приказы» для клеток, написанные из 20-буквенного алфавита по количеству типов аминокислот, используемых живыми организмами. Если клетка ждет сигнал «КЛЮЧ», а мы вводим «АБРАКАДАБРА», то биологического действия такой пептид не окажет. Но если мы введем пептид «КЛЮЧЧЧ» или «КЛУЧ», то усилим или продлим эффект, заложенный в клетке для этого «приказа». Например, усилим инсулиновый сигнал для клеток людей, больных диабетом.

— Пептиды влияют только на патологический процесс или способны вмешиваться в другие функции организма?

— Никто не в силах гарантировать, что внешняя интервенция в работу организма повлияет только на патологический процесс. Тем более патологии нередко мультифакторны. Однако избирательность действия пептидов выше, чем у малых молекул, например аспирина или никотина. Это доказали эксперименты.

Пептиды физически больше и во многие клеточные «замки» эти «ключи» просто не помещаются. К тому же, один и тот же «ключ» очень редко открывает свыше одного «замка».

Еще один фактор — пептиды для клеток родные. Клетки каждую секунду расщепляют тысячи таких же пептидов до единичных аминокислот. Токсические эффекты у пептидов маловероятны — они не живут в организме продолжительное время.

Пептиды не добавляют новых функций организму

— Но, получается, если пептид не остается в организме надолго, значит, и действует он непродолжительное время?

— Вовсе нет. Пептид запускает в организме биологический каскад, который продолжит работать и без участия пептида.

Главное условие — чтобы этот биологический каскад изначально был заложен в организме. Ведь новых биологических функций введение пептида организму не добавляет.

— А что со стволовыми клетками? Примерно 5 лет назад вокруг них был ажиотаж. Сегодня он, кажется, утих.

— Ажиотаж остался, по крайней мере, в научных кругах. Наука с каждым годом, даже с каждым днем, лучше и лучше разбирается в механизмах функционирования стволовых клеток.

За стволовыми клетками будущее регенеративной медицины. Они позволят выращивать новые ткани и органы для конкретного пациента. Уже сегодня ученые научились дифференцировавшую клетку — например клетку кожи — превращать опять в стволовую. Скоро ученые смогут из этой клетки вырастить печень. Уверен, что через 10–15 лет эти технологии начнут широкомасштабно внедряться в клиническую практику.

Спрос на наш препарат выше, чем на западный. Значит, мы не зря работаем

Стоит отметить, что наука ушла от практики ввода пациентам чужих стволовых клеток, выделенных из чужих эмбрионов. Ученые показали, что чужеродная природа таких клеток чревата осложнениями. Чтобы снизить риск осложнений, особенно онкологических, используют стволовые клетки самого пациента.

— ООО «Пептос Фарма» разработало Ствологен, препарат, который замедляет старение. Получается, вы изобрели эликсир молодости?

— Ну что вы, разве я похож на человека, у которого есть эликсир молодости! К сожалению, эликсира пока нет ни у кого. Да и одним препаратом тут не обойдешься, ведь старение — это многофакторный процесс.

Все, что мы можем утверждать о Ствологене, это то, что он стимулирует выработку собственных стволовых гемопоэтических клеток. Это мы видим в экспериментах. А то, что с возрастом снижается выработка таких клеток — медицинский факт.

В лаборатории ООО «Пептос Фарма»

— А будет ли выглядеть моложе человек, который принимает Ствологен?

— О кардинальных изменениях никто не сообщал. А вот на вопрос: «Чувствуют ли они себя моложе?», ответ: «В большинстве случаев, да!» И моложе, и энергичней, и спят лучше.

Я бы не осмелился утверждать, что увеличение популяции стволовых клеток за счет применения Ствологена — это омоложение. Помогает ли такая стимуляция замедлить негативные процессы, связанные со старением? Возможно. Этому помогают еще и спорт, и правильная диета.

— Трудно представить, что существуют иммунодепрессанты без побочных эффектов. Как это стало возможно?

— Тимодепрессин — селективный иммуносупрессор. Он действует на узкое звено иммунной системы, снижая количество клеток — но не до нуля, а до определенного порога. Для аутоиммунных патологий, вызванных гиперактивностью клеток, этого снижения хватит для клинического эффекта.

Негативных побочных эффектов, которые возникают из-за слишком сильного снижения этих клеток, которое случается у сильных иммуносупрессоров, при использовании Тимодепрессина не отмечено. Мы и сами удивились, насколько высок профиль безопасности у препарата. Годы клинического применения — в том числе у детей — пока только подтверждают безопасность Тимодепрессина.

— А препараты для химиотерапии без побочных эффектов — это реальность?

— Ученые исследует метод таргетной иммунотерапии раковых клеток. У пациента берут биопсию раковой опухоли и выделяют антигены. На них «натравливают» иммунитет больного. Предварительные эксперименты такой терапии обнадеживают.

Мы увидели, что такое санкции. Поэтому импортозамещение в приоритете

Ну а сегодняшний подход к химиотерапии рака, увы, без побочных эффектов невозможен. Ведь базовый принцип метода состоит в том, чтобы провести «ковровую бомбардировку» быстроделящихся клеток (так как раковые клетки делятся быстрее остальных) в надежде, что терапия убьет раковые клетки и не затронет много здоровых. Это опасная для организма мера, но сегодня этот способ помогает выжить.

— ООО «Пептос Фарма» разрабатывает вакцину от болезни Альцгеймера. Звучит фантастически. Когда препарат поступит в аптеки?

— Об этом еще рано говорить. Препарат пока продемонстрировал эффективность на мышах. Даже при благоприятном исходе будущих испытаний на людях, до полок аптек ему еще лет 5–7.

Если говорить о мировой фармацевтике, то уже идут исследования препаратов против болезни Альцгеймера на людях. Эти препараты могут поступить в аптеки уже через 2–3 года. Такие средства снижают уровень бета-амилоида в мозге. Проблему Альцгеймера они вряд ли решат на 100%, но, по крайней мере, замедлить развитие заболевания им по силам. Это уже прорыв, так как сегодня никаких мало-мальски действенных препаратов против Альцгеймера в мире нет.

В лаборатории ООО «Пептос Фарма»

— Вы закончили доклинические испытания препарата, подавляющего алкогольное влечение. Как действует такое лекарство?

— Препарат воздействует на опиоидный рецептор, который в мозге больных, страдающих алкоголизмом, слишком чувствителен. Пептид приближает чувствительность к здоровому уровню и снижает патологическую зависимость пациента.

Чтобы препарат появился в аптеках, помимо доклинических, нам надо закончить еще и клинические исследования. При должном уровне инвестиций, мы могли бы завершить испытания за полтора года.

— Что сегодня в приоритете у ООО «Пептос Фарма»?

— Импортозамещение. Я знаю, термин заезженный, но для нас это не пустой звук. Для страны импортозамещение важно с точки зрения национальной безопасности. Никто не хочет, чтобы российская фармацевтика оставалась импортозависимой. Тем более, когда мы увидели, что такое санкции.

Для научного коллектива «Пептос Фарма» импортозамещение — это еще и сигнал, насколько востребованы те или иные препараты. Когда спрос на наш иммуносупрессор выше, чем на западный, это бальзам на душу, подтверждающий, что мы не зря старались.

Мы продолжаем разрабатывать препараты против болезни Альцгеймера и исследуем новые анальгетики. В работе проекты в аллергологии и ревматологии, тоже с импортозамещающим потенциалом. Ну и существующие препараты мы продолжаем усовершенствовать. Уверен, что эти исследования принесут ощутимую пользу тысячам больных.

На заметку

В 1900 г. немецкий химик-органик Герман Эмиль Фишер выдвинул гипотезу о том, что пептиды состоят из цепочки аминокислот, образованных определенными связями. В 1902 г. он получил доказательства существования пептидной связи, а к 1905 г. разработал метод, при помощи которого стало возможным синтезировать пептиды в лабораторных условиях.

В 1953 г. В. Дю Виньо синтезировал окситоцин — первый полипептидный гормон.

Сегодня известно более 1500 видов пептидов, определены их свойства и разработаны методы синтеза.

Кабмин установил критерии российских лекарственных препаратов
№ 9, 2016
Этиловый спирт. Как формировать цену, отпускать и учитывать